«ТВОЙ СМЫСЛ ЖИЗНИ ХОДИТ В ЮБКЕ»

Развитие Глубинная Психология

Фраза не моя, потому и взята в кавычки. Ее произнес один из моих друзей (кстати, не психолог, а вовсе даже физик) своему приятелю в ответ на стенания по поводу безуспешных поисков смысла жизни. Прав ли был представитель самой материалистической из всех наук?

Описывая роль Анимы в развитии психики мужчины один из наиболее интересных последователей К.Г.Юнга, Эрих Нойманн, отмечал: «Когда женский, "сестринский" элемент - неосязаемый, но весьма реальный - присоединяется к мужскому Эго-сознанию как "моя любимая" или "моя душа", это является огромным шагом вперед. Слово "мое" отделяет от анонимной,  враждебной территории бессознательного область, которая ощущается как исключительно "моя" собственная, принадлежащая "моей" индивидуальной личности». И действительно, обретение Анимы является для мужчины неотменимым условием развития себя. В предыдущей статье мы уже приводили слова Марии-Луизы фон Франц о том, что Анима ориентирует мужчину на подлинные ценности, открывая путь к истинным глубинам души. И вот как описывает действие Анимы в душе мужчины другой исследователь-юнгианец, Д.Калшед: «Недавно один мой пациент, молодой мужчина, во время нашего терапевтического сеанса высказывал недовольство по поводу своей, по-видимому роковой и неодолимой любви к молодой женщине, с которой он встречался. Он пытался отделаться от своих чувств к ней и от связанной с ними ответственности, заводя романы с другими женщинами. И все же каждый раз он возвращался к своей единственной постоянной женщине. Он хотел знать, что же это такое, чем она удерживает его. Вдруг глаза его наполнились слезами и он сказал очень взволнованно: «Вы знаете, это нечто гораздо большее, - когда я с Мэри, я ощущаю потенциал своей жизни! Невозможное кажется возможным – вот в чем разница».

Это очень показательный момент, поскольку именно такое влияние, по большому счету, оказывает Анима на душу любого мужчины. Она отворят в нем те врата силы, которые он сам открыть не в состоянии. Все те способности, знания, стремления, которые до тех пор лежали мертвым грузом, вдруг приходят в движение, оживленные мягкой, трепетной и, вообщем-то очень уязвимой силой. Почему так? Почему мужчина несамодостаточен в своих способностях, своем потенциале? Для этого нужно вспомнить, что лежит в основе архетипа Анимы и кто та первая женщина в жизни мужчины, которая наполняет эту древнюю структуру конкретным содержанием. В предыдущей статье мы уже много говорили о влиянии образа матери на психику мужчины – преимущественно негативном влиянии тиранических матерей. А каким оно должно быть на самом деле?

«Материнская любовь, наиболее трогательное и незабываемое воспоминание в нашей жизни, которое является таинственной причиной развития и перемен; любовь, которая символизирует возвращение домой, убежище и долгую тишину, которая есть начало и конец всего существующего. Близко знакомая каждому и в то же время непостижимая, как сама природа, любяще нежная и при этом жестокая, как судьба, счастливая и неукротимая дарительница жизней – и безмолвные, безжалостные ворота, открывающиеся перед смертью.

Матери… звучит необычайно…»

Иными словами образ Матери для мужчины – это и есть сама Жизнь во всей ее глубине и загадочности. В возрастной психологии уже давно установлена прямая зависимость жизнеспособности детей от того, насколько они были любимы своими матерями. Недостаток материнской любви для мальчика превращается недостаток жизни. Но витальное материнское начало – это только первый шаг.

И юношеский страх перед ужасающей Великой Матерью, и  безмятежная младенческая отдача себя в ее лоно – все это  первичные формы познания мужчиной женщины. Однако для того, чтобы могли развиться реальные взаимоотношения мужчины и женщины, эта стадия не должна быть единственной. До тех пор, пока мужчина любит в женщине только щедрую мать, он остается инфантильным. Для его взросления необходимо освободить светлый женский элемент в нем самом и отделить его от  ужасной фигуры Великой Матери. А это, в свою очередь, означает освобождение пленницы, златовласой Рапунцель, от власти Колдуньи и подчиненных ей темных сил.

Практически в любом мифе о герое ему, в конечном счете, поручается задача освобождения прекрасной пленницы. И в качестве пленницы женщина уже не выглядит как ужасающий, могущественный,  надличностный архетип. Она превращается в человеческое существо, партнер, с которым       мужчина может объединиться непосредственно. Более того, она является слабым, уязвимым существом, которое взывает о помощи, спасении и освобождении и она требует, чтобы мужчина доказал свою мужественность, проявил себя как духовная сила, как герой. Она ждет от  него многих качеств: силы, ловкости, находчивости, смелости, защиты и готовности сражаться. Она просит его о преодолении множества испытаний, суть которых, в конечном счете , сводится к одному: преодоление леденящего ужаса перед темным женским началом. И на этой стадии соприкосновения мужчины естеством женщины появляется принципиальное отличие: если ужасная сторона женщины – надличностна, то освобожденная пленница – это всегда конкретная личность.

Нойманн отмечает, что наряду с мифами об освобождении пленницы и убийстве ведьмы существуют другие, где герой убивает чудовище с помощью дружественной женской фигуры. И в этом мифе одна сторона женщины – Свава, Ариадна, Афина - активно враждебна по отношению к ужасающей Ведьме. В этих мифах мы видим сестринскую сторону женщины, стоящей плечом к плечу с героем  как его возлюбленная, помощница и товарищ, или как Вечное Женское начало, ведущее его к спасению. Сказки обращают основное внимание на сестринство этих фигур, приходящих на помощь герою в период опасности, трогательно готовых принести себя в жертву и любить его своей чисто человеческой любовью, что дополняет самого героя.

Сестринская сторона взаимоотношений мужчины и женщины - это та их часть, которая подчеркивает общий человеческий элемент и соответственно, она дает мужчине образ женщины, наиболее близкой к его Эго и более дружественной по отношению к его сознанию, чем сексуальная сторона. Мать, сестра, жена и дочь являются четырьмя естественными элементами в любых взаимоотношениях мужчины и женщины. Они не только различаются типологически, но каждый из них имеет свое место в развитии в развитии индивида.

     Однако на практике эти основные типы, как правило, смешаны; например, в отношениях мужчины с сестрой могут присутствовать материнские или супружеские черты. Но важным моментом, по мнению Нойманна, является то, что СЕСТРА, ЖЕНСКИЙ ОБРАЗ ДУШИ, ЯВЛЯЕТСЯ ДУХОВНЫМ СУЩЕСТВОМ, ПРЕДСТАВЛЯЮЩИМ ЖЕНЩИНУ КАК  ОБОСОБЛЕННОГО, ОСОЗНАЮЩЕГО СЕБЯ ИНДИВИДА, КОТОРЫЙ СОВЕРШЕННО ОТЛИЧЕН ОТ БЕСОЗНАТЕЛЬНОГО КОЛЛЕКТИВНОГО ДУХА МАТЕРИ. После того, как вследствие освобождения пленницы была познана  анима-сестра, взаимоотношения мужчины и женщины могут развиваться во всей сфере человеческой культуры. Освобожденная пленница - это не просто символ  мужских эротических отношений в узком смысле. Через нее герой освобождает живое отношение к самому себе, к миру в целом. Примитивная психология мужчины характеризуется отождествлением маскулинности с фалличностью и духовного родства – с узами крови. Эти семейные узы личностно проецируются на мать и сестру и привязывают мужчину к его бессознательному.

Освобождая пленницу, герой освобождает себя из рабства эндогамных связей и открывается для экзогамии: завоеванию женщины вне родственного круга. Напоминаем, что речь идет именно о психологических феноменах, а не о физических и конкретный мужчина открывается экзогамии тем, что вырывается за рамки психологических представлений о матери как единственно возможном варианте женщины. Анима превращается для него в образ высшей женственности, потому что теперь она связана с его высшей мужественностью – мужественностью героя.

Познание пленницы и помощницы и выделение ее из океана чудовищного мира бессознательного, позволяет мужчине выделить спокойное пространство, в пределах которого Анима начинает дополнять его Эго-сознание. Освобожденная принцесса превращается в верную помощницу, вверх", превращая его из нерешительного юноши в своего властителя. И на этой стадии сестра-Артемида превращается в прекрасную Афродиту – главный образ любимой женщины. И вот как характеризует этот образ другая видная последовательница К.Г.Юнга, Дж.Боллен:

«Все те, кого Афродита наделяет красотой, становятся неотразимыми. В результате возникает мистическое притяжение – невидимая нерасторжимая связь двух существ, жаждущих союза больше всего на свете. Они ощущают крайнюю, сильнейшую необходимость в полной близости друг к другу, в любовных объятиях, в завершенности, иначе, в библейских терминах, в познании друг друга. Хотя проявление этого состояния может быть чисто сексуальным, побуждение часто лежит глубже, являясь психологической и духовной потребностью. Качество сознания, связанное с Афродитой, уникально. Я полагаю, сознание Афродиты подобно театральному свету, освещающему сцену. Все, что мы видим в золотистом свете сознания Афродиты, становится чудесным».

Похоже это на смысл жизни? По-моему, вполне. Так что прав был собрат-физик…)